don_beaver (don_beaver) wrote,
don_beaver
don_beaver

Categories:

Снова о рецензиях

Cпросил меня Dark Andrew - в чём конкретно я не согласен с рецензиями, с которыми он согласен. Отчего же не ответить.

1. Рассмотрим рецензию «Космический Маугли и Блин комом». Она попала в финальную десятку, так что поздравим её автора.

«Другое дело, что объем научных сведений огромен, и далеко не каждый юный читатель способен его осилить.»

Это принципиально. Во-первых, книга не рассчитана на КАЖДОГО юного читателя. Достаточно каждого десятого. Во-вторых, умный юный читатель способен на многое, чего не подозревают взрослые. Я в это глубоко верю.

«И если в первой трети романа познавательная составляющая гармонично вписана в канву приключенческого сюжета, то дальше начинаются длинные занудные лекции.»

Пардон, но первой третью романа я лишь затягивал юного читателя в свою паутину. Собственно познавательная часть и начинается где-то с середины, с Колледжа. А уж насколько занудны лекции по астрономии или системологии – это уж юному читателю решать.

«стремительно «крутеющая» героиня просто начинает раздражать.»
У книги была обширная команда бета-ридеров, включая подростков. Выяснен научный факт: крутизна умного подростка раздражает исключительно взрослых – не всех, конечно. Тут уже ничем не помочь.

«Но затем, она же придумывает «самую оригинальную космологическую идею последних трёх веков». Она же создает очередную (и, как следует из книги, правильную) гипотезу появления спутника у Земли. Она оказывается умнее лучших ученых мира, видит насквозь все ошибки в теориях и сама же их исправляет.»

В книге описано ДВА случая, когда студентка разбирается в чём-то больше профессоров. Во-первых, я не могу назвать эту ситуацию фантастической и готов привести реальные примеры. Во-вторых, это исключительно важный элемент книги, который служит общему посылу о независимости личности, о неправильности слепого подчинения взрослым авторитетам. Даже, если такие истории были бы невозможны, их стоило бы выдумать.

«Не будь автор мужчиной, можно было бы сказать, что она — типичная Мэри Сью.»
Совсем не специалист в этой навязшей в зубах Мэри Сью, но разве этот персонаж связан как-то с полом автора? И разве Мэри Сью может быть такой скандалисткой, как Никки?

«Как можно в уста юной поэтессы вложить «Все известные мне аналогичные случаи носили тщательно спланированный характер»? Так может сказать седовласый профессор, но никак не девушка-подросток.»

Тут просто забавно. Богатые слова «аналогичный» и «спланированный» не по зубам молодым девушкам, только профессорам? А теперь надо вспомнить – в каком контексте была сказана эта фраза. Маугли забыла одеться после душа, и нечаянно показалась молодому человеку в голом виде. Дзинтара смеется и подтверждает, что Маугли действительно забыла, и произносит обсуждаемую фразу. Сухой и деловой стиль этой фразы является явной иронией, подчеркивает расчетливое рациональное поведение неких неизвестных нам девушек, которые маскируют коварный расчёт под очаровательную случайность. Это тонко - жаль, что оба критика не сумели понять обоснованность именно такого стиля именно в этом месте – расцениваю это как проявление их языковой глухоты. Вот когда Дзинтара говорит о бабочке, она – поэт. Даже если и использует термин «резонансность», пришедший из науки, но получивший общее распространение. «Пьеса вызвала широкий резонанс...»

«Но всё можно было бы простить за достоверную научно-популярную составляющую. Увы, и здесь нашлись свои грабли. После диалога «…сколько женщин сожгли религиозные фанатики Средневековья? — Достоверной информации мало, но, вероятнее всего, речь идёт о миллионах жертв, объявленных инквизицией ведьмами» становится ясно, что в истории автор и его научный консультант не разбираются вовсе.»

На Кубикусе за критику книги взялась дама-историк. Она ругалась на неё разными общими словами, но в качестве конкретных ошибок привела только две: Жанна дАрк – не полководец и список учебных фильмов, которые смотрит Никки, не полон, субьективен, не содержит целых эпох и континентов и т.д. И насчет средневековой чумы как бактериологического оружия возразила. За миллионы ведьм взгляд этого въедливого историка не зацепился, что примечательно. Ну, с Жанной дАрк историк погорячилась – сама потом признала, про чуму и крымского хана тоже ссылки надежные есть, а уж на подбор фильмов пенять – просто смешно, хотя она за них держалась дольше всего. Это показывает, что в истории споров больше, чем правды. Смотрите: Робби, отвечая на вопрос Никки, два раза оговаривается о неточности и оценочности своих данных: «Достоверной информации мало», «вероятнее всего». Хотя он отвечает на вопрос о сожжении, но он говорит о жертвах вообще – не уточняя, сожгли ли их, или сварили в кипящем масле или ещё как уничтожили. Даже сейчас, после всех споров, я смотрю на эту спорную фразу и понимаю, что для достаточного разъяснения её нужно сказать слишком много – про еретизм, про протестантизм и крестьянские войны. И чем больше я буду говорить о предмете, плохо мне знакомом, тем больше ошибок совершу. Поэтому я предпочитаю оставить эту спорную фразу в таком виде, в каком она есть. Пусть инквизиция и религиозные фанатики подадут на меня в суд, если обидятся.

«И сразу возникает вопрос — а разбираются ли в остальном? Не кормят ли недостоверными теориями, безумными идеями? Как говорится, единожды совравши, кто тебе поверит?»

А вот это очень принципиально. Возможную фактическую ошибку в области истории критик приравнивает к сознательному обману – и ставит под сомнение всю остальную познавательную составляющую книги. Нужно ли говорить, что от ошибок и неточностей не свободны не только объемные художественные книги, которые захватывают сразу много областей науки и написаны одним автором, но и короткие научные статьи, созданные целым коллективом специалистов. Вот второй рецензент написал текст всего на одну страницу – и допустил серьёзные ошибки и в грамматике, и в науке.

Dark Andrew, Вы согласны с тем, что автор, изложивший в художественной книге тысячу разнообразных научных фактов и допустивший единственную ошибку (или даже десять неточностей и ошибок), дискредитирует себя как популяризатора?

«Нам только остается ждать следующего популяризатора науки. Авторы, где вы? Ау?»

Ждите критик, ждите. Вы надеетесь, что ваша рецензия привлечет на поле научно-познавательной литературы стаю новых авторов и, главное, издателей? Аукайте погромче.

2. Рассмотрим вторую рецензию, в которой автор в два удара пытается забить крышку над поттерианкой, то есть её похоронить. К сожалению, придурковато-развязный тон рецензии оставляет мало места для серьезного обсуждения (недаром в финал конкурса рецензия не попала).

«Или насильно подводить Никки под лазер наемного головореза, случайно «позабыв» о том, что именно попытки покушения и заставили астровитянку отправиться в колледж Эйнштейна, обладающий уникальной системой защиты от происков всевозможных злодеев.»

Непробиваемых стен нет – и в книге описано достаточно подробно, какие многомесячные и предусмотрительные ухищрения предпринял наёмный убийца, чтобы под видом ремонтника попасть пусть не в сам Колледж, а хотя бы в тоннель. В любом другом месте Маугли стала бы гораздо более легкой добычей.

«выколупливание просчетов» «двадцатый первый век» «настойчивые пропаганда» – судя по уровню русского языка и цветистым выражениям, критик живет в Средней Азии и, кажется, я его знаю. То, что книга обрастает не только друзьями, но и непримиримыми врагами – это тоже интересный факт.

«авторские знания в иных научных областях могут привести к преждевременному вырыванию волос у специалистов. Будет очень грустно, если дети, прочитав эту книгу, будут считать, что мутантные виды могут легко возникнуть за пару десятилетий...»

В одной фразе рецензент прокололся сразу два раза:
- мутантные виды в природе действительно могут возникать достаточно быстро: сразу вспоминается южноамериканская жаба, переселенная в Австралию, которая вырастила себе длинные ноги очень быстро;
- в Астровитянке нигде не говорится о естественных мутациях (и откуда взялась цифра в пару десятилетий?), а только об искусственных, на которые никакие сроки обычной эволюции не распространяются.

Это яркий пример: как не просто формулировать краткие научные утверждения. Ничуть не проще, чем разделать барашка для шашлыка, или, к примеру, высушить кишмиш.

«а теория драйвов времен покорения Вьетнама — передовой фронт современной научной мысли в психологии.»
Сказав «базисный драйв», я подтвердил какую-то неизвестную мне психологическую теорию? А название фильма «Основной инстинкт» доказало научность фрейдизма?

«Но это еще полбеды, самый главный недостаток этой составляющей «Астровитянки» — неумение говорить легко о сложном в отличие от упомянутого выше Перельмана. Даже объяснения простых вещей Горькавый строит на каких-то физических понятиях, которые совсем не обязательно известны 10-12 летним детям, которым, вроде как, и была адресована книга, что уж говорить о действительно сложных...»

Моей главной задачей не было: ЛЕГКО о сложном, а ИНТЕРЕСНО о сложных и самых передовых научных проблемах. Это не минпросовский учебник, это мой взгляд на природу. И опять взрослые проецируют свою мозговую безнадежность на подростков... Тот факт, что тираж книги оказался быстро распродан - поэтому издательство решилось на вторую такую же «научную» книгу – опровергает опасения насчет того, что читатель не поймёт.

«Гамбургский счет не в пользу автора, художественно книга слаба, научно не слишком ценна, а в целом попросту неудачна.»

Dark Andrew, Вы согласны с общим выводом рецензии: «книга – неудача, писать не стоило»?

«Читатель безмолвствует и запасает терпение впрок для того, что дождаться выхода продолжения.»

Да, книга вошла в жизнь некоторых таким странным образом: они ждут выхода продолжения, что бы обругать. Ну, тоже жизнь.
Tags: Литкритическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments