April 22nd, 2017

krym

«Юпитер-Челябинск»: начало романа

Библионочь для моих друзей: начало новой НФ-книги. Заодно "иллюстрация" к предыдущему посту о новой серии познавательной фантастики.

«Юпитер-Челябинск», Ник. Горькавый

Глава 1. Система Юпитера, 15 января 2252 года, 18:09 по Гринвичу

Светлый шар Европы походил на огромное страусиное яйцо, которое безумный гигант колотил до тех пор, пока оно не покрылось многочисленными трещинами. Под конец великан-психопат вытащил револьвер чудовищных размеров и несколько раз выстрелил в злополучное яйцо, оставив в нём круглые дырки кратеров. Эта потрескавшаяся и продырявленная сфера заполняла сейчас половину носового иллюминатора корабля-курьера «Скользящего».
До сближения ещё оставалось время – и Джер перевёл взгляд на полосато-цветной шар Юпитера, висящий сбоку от Европы. Бока бога-громовержца были изрисованы спиралями и волнами атмосферных течений, отчего олимпиец Юпитер слегка напоминал несолидно татуированного индейского божка. Огромная оранжевая планета недобро следила за крошечным корабликом своими атмосферными эллиптическими вихрями-глазами.

Джер впервые доставлял посылку в систему Юпитера. Собственно, тут некому было доставлять: возле Юпитера никто не жил. Слишком далеко от Земли, слишком высокая радиация из-за частиц солнечного ветра, пойманных мощной магнитосферой планеты-гиганта и лихорадочно мечущихся по спиралям вдоль силовых линий. Но приказ есть приказ: Джера внезапно сдернули с привычных астероидных трасс и велели двигаться на максимальном ускорении к юпитерианскому спутнику с земным названием Европа. Обещали хорошие премиальные, если Джер как можно быстрее доставит посылку – огромный металлический ящик с неизвестным ему, но очень ценным и хрупким содержимым. Если же груз не будет доставлен в срок… - на угрозы начальство тоже не поскупилось.
Джер старался, шёл всю дорогу на четырех «же», выдохся как бобик, но успел. И корабль не подвёл – даже электроника по левому борту не закапризничала, как обычно. Джер любил свой курьер, этот межпланетный скоростной кузнечик: он был его домом, работой и жизнью. Эффектная фотография «Скользящего», который, сверкая никелированными плоскостями, снижался над красноватым полем марсианского космодрома, всегда висела над пультом управления.

Мелодичный девичий голос сказал:
- Джер, приготовься к ручной посадке.
Он не поверил своим ушам:
- Здесь нет диспетчера посадок?
Девичий голос подтвердил:
- Да, и не было никогда.
- В такую дыру мы ещё никогда не прилетали, Энн!
- Всё когда-нибудь бывает впервые, милый Джер! Я, конечно, готова сама состыковаться, но, по правилам, при отсутствии диспетчера посадок, ты отвечаешь за приземление.
- Ладно, это чистая формальность! – махнул рукой Джер. – Найди, где тут можно причалить, и садись.

Поверхность Европы приблизилась, и на её сияющем боку показалась станция – нагромождение непонятных конусов, кубов и полусфер. На куполах были видны следы метеоритных ударов (постарался великан!) и не было видно признаков ремонта. Сторона одного куба оказалась разворочена сильным взрывом.
- Полная разруха - тут явно никто не живёт! – воскликнул Джер.
- Да, но сейчас здесь работает маленькая экспедиция Института астрофизических проблем. Мы доставляем посылку её начальнику - профессору Мамаеву. Я уже послала ему сообщение. Нас встретят.
- Где они тут поселились?
- Не знаю, но выбора в месте посадки у нас нет: главный универсальный шлюз занят экспедиционным кораблём, остальные шлюзы для нас слишком велики, поэтому будем причаливать на краю базы. Возле купола обсерватории есть подходящий для нас малый переходник.

Энн медленно подруливала к найденному шлюзу, спрятанному в густой тени от большого купола, а Джер внимательно за ней следил, готовый в любой момент перехватить управление. Правила всё-таки.
Вблизи следы станционной разрухи стали ещё заметнее, да и посадочный модуль, изъеденный временем и метеоритами, не внушал доверия. Но Энн сумела вытянуть хобот выдвижного шлюза и плотно обхватить кольцо причального колодца, торчащего посреди бетонной площадки. Она ещё немного повозилась, проклеивая стык, а потом доложила:
- Все в порядке, атмосфера на станции есть, так что можно дышать без скафандра. Но взять его с собой, конечно, надо.
- Конечно! – ворчливо заметил Джер. – Правила!
Он расправил помятую униформу пилота, взвалил на одно плечо рюкзак со скафандром, а на другое - сумку с личными вещами и служебными документами, и подошёл к люку. Гравитация на Европе была слабой, но позволяла ходить, а не летать вприпрыжку.

Люк с лязганьем открылся, и Джер вывалился в приёмный тоннель. Он летел до пола так долго, что успел рассмотреть ржавые стены посадочного шлюза, а также кучи камней и мусора, которые виднелись тут и там в коридорах станции.
Джер спружинил ногами и выпрямился. Магнитные подошвы держали прочно, несмотря на густую пыль, покрывавшую пол. Над головой горели тусклые лампы, видимо, Энн сумела с кем-то договориться, и их включили.
Джер чувствовал себя как герой космической оперы, который попал на заброшенную планету. На таких станциях-призраках он ещё не бывал. В какую сторону надо идти, чтобы найти экспедицию профессора Мамаева?

От места, где стоял в растерянности Джер, шло четыре коридора. Свет горел в двух из них, а два терялись в темноте. Джер включил фонарик и посветил сначала в один тёмный ход, потом - в другой. В одном виднелись какие-то высокие ящики, во втором громоздились куски льда, вывалившиеся из разорванной стены. Остро пахло какой-то химией, камнем и ржавчиной. Несмотря на включенный на полную мощность подогрев униформенного комбинезона, было очень холодно, неуютно, даже жутковато. Дыхание сразу превращалось в пар, который не спеша расплывался вокруг.
- Энн, ты говорила, что нас ждут! – крикнул Джер. – И где эти встречающие?
Энн насмешливо сказала сверху:
- Держись, Джер, помощь уже в пути!
- Язва, - проворчал Джер, настороженно водя глазами за быстро мечущимся лучом фонарика. Но Энн оказалась права: в одном из освещённых коридоров послышались торопливые шаги – и в конце показалась невысокая девичья фигура.

Девушка шла по коридору - и тусклые лампы на потолке поочередно освещали её лицо. Это лицо испытывало удивительные превращения: оно входило в круг света юным, потом на нём появлялись тени, которые его быстро старили, пока оно совсем не терялось в сумраке между двух ламп. Но в новом круге света это лицо становилось снова молодым и красивым – и его черты с очередным мгновением и с каждой новой лампой становились всё ближе и понятнее.
Через несколько секунд перед Джером появилась девчонка в обтягивающем чёрном комбинезоне, с изрядно испачканным правым рукавом.
Джер очнулся и задышал.

- Привет! – сказала девчонка. – Меня зовут Николетта! Я не знала, что вы так далеко причалитесь.
«Почему-то я так и думал, что здесь меня встретит не обычные Том или Джек, а какая-нибудь Джеральдина или Николетта. У меня снова богатенькие клиенты!» - подумал пилот.
- Здравствуйте, мэм. Я - Джер, курьер номер 619, – ответил он, следуя всемогущим и вездесущим правилам.
Collapse )