Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

krym

Научно-фантастическая трилогия "Астровитянка": финальная информация

Полагаю, что бумажных переизданий научно-фантастической трилогии "Астровитянка", видимо, больше не будет. Поэтому подвожу итоги и снимаю посты про отдельные тома, делая на них ссылки. Первый том был опубликован в 2008 году, второй - в 2009-м, третий - в 2010. Супертом содержит все три книги:

Первая книга вышла еще тремя дополнительными изданиями - в карманном формате и мягкой обложке, а также с разделением на две части: "Космический маугли" и "Уравнение будущего". Самое свежее издание 2016-2017 года вышло с иллюстрациями Дм.Никулушкина:

Советовать, где купить в бумаге, не могу - потому что все практически раскуплено.
Но ищущий - всегда найдет. Всем моим читателям - большое спасибо!

P.S. Некоторые прошлые посты об Астровитянке и обсуждение отдельных томов:
https://don-beaver.livejournal.com/83867.html
https://don-beaver.livejournal.com/178988.html
P.P.S. Аудиокнига "Астровитянка" в шести частях: https://don-beaver.livejournal.com/197274.html
krym

В поисках самой большой и черной дыры

Двое настойчивых людей – Роман Пехов и M61 – допытываются, почему на фоне реликтового излучения не видна большая черная дыра, размер которой был ранее оценен в миллиард световых лет. Они видят в этом опасность для моей модели – что-то вроде торпеды для корабля. Тут такое дело – я уверен, что это не мои проблемы. Модель, если она правильная, это вполне взрослая девочка, которая должна справляться с любыми проблемами такого толка сама. Другое дело, что модель отвечает только на прямо поставленные вопросы – и её ответы не просто понять. И это уже мои проблемы.

Я могу вычислять что-то, только если хорошо понимаю физику этого процесса. Это моя особенность как теоретика. В случае с заглядыванием в далекое прошлое Вселенной, и пониманием, как это прошлое влияет на настоящее, да еще стремительно двигающееся от него – тут для меня далеко все не просто. Но в эту субботу у меня выпал день поспокойней, я поразмышлял и понял, что этот ларчик в моей модели, может быть, открывается достаточно легко. Из расчетов в MNRAS 2018 следует, что современное ускорение Вселенной (или величина космологической постоянной) достигается, если где-то на расстоянии R сидит дыра с размером R0 и растет из-за поглощения гравитационного излучения с плотностью, которая обеспечивает рост дыры с экспонентой Alfa. Безразмерное условие должно быть таким: (Alfa*T)^2 (R0/R)=1.6, где T – космологическое время. В предыдущей статье мы оценили угловой размер дыры R0/R (откуда получили 1 млрд световых лет для R0), задав минимально возможное Alfa*T=10. Вообще говоря, для массы дыры это оценка сверху.

Глядя на данные «Планка», которые демонстрируют различные вариации реликтового излучения, но нигде не показывают визуальной черной дырки, мы можем использовать эти данные как более реалистичную оценку сверху для большой черной дыры. Разрешение «Планка» таково (насколько я сумел выяснить), что он НЕ заметит дыру с угловым размером в 0.1-1 градусов (для сравнения – Холодное Пятно имеет размер 10 градусов). Это означает, что в период, когда реликтовое излучение оторвалось от материи (Вселенная имела тогда размер в 10 миллионов световых лет), Большая Черная Дыра имела максимальный размер от 3 до 30 тысяч светолет. Беря R, близким к 14 миллиардам световых лет, получим оценку для Alfa*T порядка тысячи. Откуда можно оценить плотность гравитационного излучения в тот момент, когда Вселенная была размером в 10 миллионов светолет (то есть в 1000 раз меньше, чем сейчас) как 7*10^-21 … 2*10^-19 г/см^3. Если гравитационное излучение подчиняется общему закону изменения плотности излучений с расширением Вселенной (от размера в минус 4 степени), то сейчас это излучение вокруг нас имеет плотность на 12 порядков ниже, то есть: 7*10^-33 … 2*10^-31 г/см^3. Для сравнения: барионная масса вокруг нас имеет плотность 4*10^-31 г/см^3, а реликтовое излучение 4*10^-34 г/см^3. Вполне приемлемая оценка для гравизлучения – с одновременным объяснением, почему Планк не видит черного пятна (но вполне возможно, что слабое похолодание реликтового излучения вокруг этой сравнительно небольшой дыры и объясняет Холодное Пятно). Так что торпеда, судя по всему, пролетает мимо. Я не готов ответить на вопрос – каков размер дыры сейчас, в настоящее время, (хотя мы её, настоящую, и не видим) и как будет меняться лямбда со временем.

Я столько раз сталкивался с невнимательным чтением своих статей моими критиками, что мне не составит труда еще раз напомнить, что гравитационные волны в обсуждаемой модели НЕ оказывают НИКАКОГО ПРЯМОГО динамического влияния на динамику Вселенной – ни на гравитацию, ни на антигравитацию. Так что потрясать каким-то теоремами на это счет, как это делала пара странных поляков, абсолютно бессмысленно. Фон реликтового гравитационного излучения делает только одно: он принимает в себя гравволны, порожденные при слиянии черных дыр, теряющих суммарную массу, и снова увеличивает их массу при поглощении. (Так нейтрино уносит температуру нейтронной звезды, но само на динамику звезды не влияет - насколько я знаю). Именно переменное поле черных дыр и правит миром, но это не мое достижение, а очень умного поляка Марека Кутчеры, который был приятно удивлен – согласно нашей переписке – таким возрождением интереса к его метрике.

Против моей теории уже выступило немало академиков-гравитационистов. Мое нежелание соглашаться с их доводами (обычно словесными) может кого-то удивить. Это же академики, которые просидели всю жизнь на (квантовой) космологии!!! А я всего лишь опубликовал три статьи на эту тему. Как же я могу им противоречить? Это как если бы сержант стал возражать генералам! Тут такое дело – не хочу никого обидеть (хотя все равно обидится, кто прочитает), но современные космологи-теоретики – это генералы, которые учились по учебникам (пусть даже и свои писали). Пороха они не нюхали. Я не могу припомнить ни одного ныне живущего космолога-теоретика, который бы создал теорию (пусть даже локального космологического эффекта), которая бы не только объяснила что-то реально наблюдаемое, но и удачно предсказала бы что-то из наблюдаемых эффектов. Разве что Сюняев, который соавтор эффекта Зельдовича-Сюняева. Если кто подскажет кого-то еще – буду благодарен.

Я же теоретик, который всё время (уже почти сорок лет) работал с реальными космическими объектами, которые имеют довольно сложное математическое описание. Я опубликовал десятки теоретических моделей, которые хорошо описывают реальность, причем среди этих моделей есть предсказательные – и успешно подтвердившиеся. При этом я никогда не создаю математических моделей, которые не были бы физически прозрачны и убедительны (для меня конечно). Я прекрасно знаю, чем правильная математическая модель отличается от неправильной, и в чем сила правильной физической модели, которую не приходиться все время латать как дряхлый автомобиль. Это трудно передать словами. Представьте двух геологов, один из которых провел все время в поле с молотком, а другой всю жизнь только читал учебники. Разница не в знаниях, а в полевом/фронтовом чутье. С высоты этого опыта, я рассматриваю модель Фоломешкина-Логунова как категорически неправильную, а когда Новиков в своей модели антигравитации продемонстрировал бесконечные скачки гравитационного потенциала, я потерял к ней интерес. Так что я – сержант, который провел свою жизнь в окопах, и когда я пришел в штаб к генералам-космологам, а они предложили мне картонную каску и деревянный автомат, я на это не купился. Может, я не прав – время покажет. Но если я не прав, то никакого сожаления не буду испытывать - это мое право теоретика: очевидно, что 99.9% (не уверен, может 99.99%) статей, которые печатаются в квантовых космологических журналах, неверны (не имеют отношения к реальности - просто по взаимной противоречивости). В ответ на похвальбу какого-то теоретика, который заявил, что он открыл обсуждаемый эффект заметно раньше, но не придал ему значения - кажется, Ландау сказал, что лучше бы он промолчал, потому что не открыть каждый может, а вот открыть и не понять – это позор. Так что аккуратнее бы генералам надо быть, повнимательнее.
krym

Звездочёты и темный фундамент башни из слоновой кости

Осень будет богата новостями - следите!
1. Как известно, АСТ переиздает 100 научных сказок в подарочном издании в виде трехтомника. Вот анонс первых двух томов: https://ast.ru/series/biblioteka-vunderkinda-podarochnaya-1189321/
Первый том "Первооткрыватели", вышедший всего пару месяцев назад, продается так хорошо, что уже возник вопрос о допечатке. Второй том - "Звездочёты" - выйдет в конце сентября и уже продается по предзаказу в магазине АСТ
https://book24.ru/product/zvezdochety-100-nauchnykh-skazok-3131806/
Я просто горжусь этим "космическим" томом, в котором содержатся 33 истории об астрономах и астрофизиках (в нём объединены сборники "Небесные механики" и "Космические сыщики"). Это отличное учебное пособие для изучения астрономии самостоятельно и в школе. Вот здесь приведено фото задней обложки, где можно увидеть цитату Нобелевского лауреата Джона Мазера, адресованную читателям этой книги
https://ast.ru/book/zvezdochety-100-nauchnykh-skazok-838845/
Я недавно написал Джону, что книга с его цитатой выходит уже третьим изданием - и он ответил, что рад был помочь. Третий том "Драконоборцы" выйдет в ноябре.

2. Третья статья по космологии выходит в ближайшее время. Там есть целых две сенсации, и об этом мы, конечно, поговорим.

3. Честная и смелая Сабина снова сделала это! Осветила темные подвалы фундаментальной науки. Она в 2018 году напечатала целую книгу о "потерявшихся в математике" https://www.barnesandnoble.com/w/lost-in-math-sabine-hossenfelder/1127171926#/ (хорошо бы кто издал её на русском для приведения в чувство одержимых квантовой лихорадкой).
Привожу слегка подредактированные цитаты из ее блога. Интересно, что у меня скоро выходит статья на близкую тему - с цитатами из многих источников, включая Сабину.
http://backreaction.blogspot.com/2018/09/science-has-problem-and-we-must-talk.html

«В течение последних 15 лет я работала в фундаментальной физике - области, которая не видела прогресса на протяжении десятилетий. … Основываясь на аргументах красоты и симметрии, теоретики предсказали, что протоны должны распадаться. Экспериментаторы искали этот распад с 1980-х годов, но до сих пор ни один протон не был пойман на этом. Это исключило многие теории, созданные на основе симметрии. Но эти теории легко изменить так, чтобы они избегали экспериментальных ограничений, поэтому о них продолжают писать статьи.

Теоретики также предсказывали, что существуют частицы темной материи, такие как аксионы или слабо взаимодействующие массивные частицы (WIMP). Эти гипотетические частицы искали в десятках экспериментов с повышенной чувствительностью - безуспешно. В ответ теоретики теперь пишут статьи о гипотетических частицах, которые еще труднее обнаружить.

У нас потрясающее изобилие предсказаний. Это не то, что мы предсказали одну частицу, которой не было. Мы предсказали сотни частиц и полей, новые симметрии и крошечные черные дыры, а также дополнительные измерения (в разных формах, размерах и ширинах) – и ничего из этого не было найдено.

Это производство фантастических идей продолжается так долго, что стало общепринятой процедурой. В фундаментальной физике у нас теперь есть поколение исследователей, которые делают карьеру на изучении вещей, которые, вероятно, не существуют. …Вместо того, чтобы разрабатывать теории, которые лучше описывают наблюдения, они разрабатывают теории, которые сложнее фальсифицировать. Вместо того, чтобы рисковать, они придерживаются идей, которые популярны у своих сверстников. …Ученые, как и все, подвержены мнениям своих сверстников. Если все это делают, они думают, что это нормально. Им также нравится нравиться, не говоря уже о том, что им нравится иметь доход. Это искажает их объективность, но так устроена нынешняя организация академической системы. Она усугубляет проблему, вознаграждая тех, кто работает над популярными темами.

…Нам нужно, наконец, осознать, что ученые являются людьми, и что мы недостаточно делаем для того, чтобы защитить способность ученых делать объективные суждения. Мы никогда не избавимся от социальных предубеждений полностью, но даже простые изменения помогут. ...Гранты не должны присуждаться по популярности темы. …мы обычно должны требовать от ученых назвать преимущества и недостатки их гипотез.

Самое главное, мы не должны заметать проблему под ковер. …Ученые не хотят публичного обсуждения своих проблем, потому что они боятся сокращения финансирования. Я не согласна. Проблемы с текущей организацией исследований очевидны... Если притворяться, что проблемы не существует, не признавать ее и не искать решения – то это порождает недоверие. Академическая свобода станет фарсом, если мы будем продолжать вознаграждать исследователей за работу над тем, что модно».
krym

Сказка о математике Григории Перельмане

Сказка про математику и математиков из 6-ой книги научных историй "Неоткрытые миры". Она оказалось такой длинной, что для журнала пришлось разрезать её пополам. Вот первая часть - про Перельмана.



"Математики — люди особенные. Они так глубоко погружаются в абстрактные миры, что, «возвращаясь на Землю», часто не могут приспособиться к реальной жизни и удивляют окружающих непривычными взглядами и поступками. У нас речь пойдёт о едва ли не самом талантливом и неординарном из них — Григории Перельмане".
...
"В 2010 году Институт Клэя присудил Перельману обещанную премию в миллион долларов за доказательство гипотезы Пуанкаре, которую ему собирались вручить на математической конференции в Париже. Перельман отказался от миллиона долларов и в Париж не поехал.
Как объяснил он сам, ему не нравится этическая атмосфера в математическом сообществе. Кроме того, вклад Ричарда Гамильтона он считал ничуть не меньшим. Лауреат многих математических премий, советский, американский и французский математик М. Л. Громов поддержал Перельмана: «Для великих дел необходим незамутнённый разум. Ты должен думать только о математике. Всё остальное — людская слабость. Принять награду означает проявить слабость».

Отказ от миллиона долларов сделал Перельмана ещё более знаменитым. Многие просили его получить премию и отдать им".

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/34222/ (Наука и жизнь, Сказка о математике Григории Перельмане, который решил одну из семи задач тысячелетия)

Кстати, книга "Неоткрытые миры" активно раскупается, как и первый том трехтомника "Первооткрыватели". Вот что пишет один из покупателей про "Первооткрывателей":
"Приобрел эту книгу буквально на днях для 9-ти летнего сына. Просмотрел, решил сам почитать и был приятно удивлен. Много полезной, доступной информации не только для взрослых, но и для детей. Начал читать и самого затянуло. Написано в форме сказок, но про научные открытия. Книга красивая, страницы белые, шрифт приятный для чтения. Очень рекомендую, будет интересно и полезно".
Подробнее: https://www.labirint.ru/books/653440/
krym

Антигравитация: от Forbes до Гваделупы, от математики до веры



Начну по хронологии: 23 июня на сайте Forbes была опубликована неожиданная статья Этана Зигеля «Может ли энергия, излучённая звездами, объяснить темную энергию?»
https://www.forbes.com/sites/startswithabang/2018/06/23/ask-ethan-could-the-energy-loss-from-radiating-stars-explain-dark-energy/#73cada3829bc
Статья де-факто посвящена нашей с Васильковым работе. Обычно Зигель, сам физик, в своей колонке отвечает на какие-то вопросы, присылаемые ему читателями. Тут он с восторгом пишет: «Впервые в истории своей колонки я получил вопрос от лауреата Нобелевской премии - Джона Мазера - который хочет знать, могут ли звезды в силу преобразования массы в энергию отвечать за эффекты, которые мы приписываем темной энергии». Далее автор выборочно цитирует вопрос Мазера: «Что происходит с гравитацией, создаваемой потерянной массой, когда она преобразуется ядерными реакциями в звездах и выходит как свет и нейтрино, или когда масса переходит в черную дыру или когда она превращается в гравитационные волны? [...] Другими словами, гравитационные волны и электромагнитные волны и нейтрино теперь являются источником гравитации, который точно соответствует предшествующей массе, которая была преобразована или нет?»

Очевидно, что Джон Мазер, после наших с ним бесед, решил вызвать общественную полемику вокруг этих вопросов, а в вырезанной Зигелем части своего вопроса он упомянул нашу с Васильковым работу (иначе - откуда бы Зигель про неё узнал). Зигель с энтузиазмом начинает рассуждать о Вселенной и космологии, а потом пишет:
«Когда две черные дыры сливаются, например, значительная часть массы может быть преобразована в энергию: до примерно 5%. В первом слиянии черных дыр, обнаруженном LIGO, черная дыра из 36 солнечных масс и черная дыра из 29 солнечных масс слились вместе, но образовали единственную черную дыру, окончательная масса которой составляла всего 62 массы Солнца. Что случилось с другими тремя солнечными массами? Они были преобразованы в чистую энергию в виде гравитационных волн Эйнштейном E = mc2. Тогда возникает вопрос, как изменение массы на радиацию влияет на расширение Вселенной? Согласно недавней работе Ника Горькавого и Александра Василькова (Зигель делает ссылку на статью 2016 года), это изменение может генерировать отталкивающую, антигравитационную силу.
Collapse )
krym

Космологический меморандум и отскоки в космологии

Активно работаю над третьей, завершающей и достаточно общей (и популярно написанной) космологической статьей, четкий план которой уже выстроился. Она будет сфокусирована на космологии отскока, но будет содержать и ряд серьезных доводов в пользу циклической космологии. Работа подбадривается дискуссиями, главная среди которых – обсуждение с нобелевским лауреатом, который после нашей беседы прислал уникальный текст на целую страницу, где намечает целый ряд направлений в области исследования сжимающейся Вселенной и в космологии вообще. Вы достаточно скоро познакомитесь с этим, полагаю, историческим текстом, который можно назвать «космологическим меморандумом». Дальнейшие обсуждения и публикации мы будем строить именно вокруг этого документа.

Кроме того, я в последние недели прочитал челябинским студентам семь лекций по гравитации и космологии. На днях они были «подопытными кроликами» - на них испытывались идеи новой статьи. Выстроились несколько простых численно-аналитических «игрушечных моделей», которые демонстрируют принципиальную возможность космологии отскока и проясняют ряд важнейших моментов. Просто наслаждаюсь урожайностью развиваемого подхода. Давно известно, что трудности существуют только в неправильной теории, а правильная теория, часто необычным и неожиданным образом, но безусловно решает все проблемы, не оставляя принципиальных ям и барьеров. Вопросов остается много, но не тупиков.

Какая связь между энергией фото-диссоциации атомных ядер в момент максимального сжатия Вселенной и между теоретически вычисляемой максимальной эффективностью превращения черных дыр в гравитационные волны? Оказывается, самая непосредственная, хотя, строго говоря, не причинно-следственная. Когда простая модель показала эту связь, одновременно соединив эти две величины с числом черных дыр в темной материи, а также на одиннадцать порядков меньшим числом массивных черных дыр в галактиках, то я был просто ошарашен. Такой инсайт испытываешь крайне редко. Чтобы четыре параметра встретились на обширном поле возможных решений – тут видна чертовски ловкая рука природы. Значит, мы на правильном пути. Еще пример свежего результата: получен мощный аргумент в пользу циклической модели Вселенной, в которой непринужденно решается проблема темной материи. Понятно, что это черные дыры – но откуда их так много? В астрофизике лишь каждая тысячная звезда в процессе эволюции превращается в черную дыру. А темная материя содержит в тысячу раз больше черных дыр, причем, в среднем, более массивных, чем те, которые получаются в результате звездной эволюции. Другими авторами уже было высказано предположение, что это черные дыры из прошлого цикла Вселенной. Верно – и простая математическая модель показывает, за какое количество циклов накапливается эта темная материя, почему дыры в ней примерно одинаковой массы – и почему они кардинально отличаются от сверхмассивных черных дыр, которые образуются, конечно, при этом же процессе, но получают большой разброс в массах. Можно сформулировать пять основных проблем, которые нужно решить для циклической космологии (для более простой космологии отскока требуется решения трёх из этого списка проблем). Сейчас, с моей точки зрения, хорошо решены две с половиной проблемы, а для остальных двух с половиной проблем есть разумные идеи. Так что получаю большое удовольствие от работы.

Во вторник веселился с американским выхухолем по имени «astroph” - решил разместить в его архиве статью, уже опубликованную 9 февраля 2018 года в MNRAS (в бумажном варианте она там выходит в первом майском выпуске). Вошёл в свой «кабинет», выбрал раздел, в котором хочу разместить работу: «Общая относительность и квантовая космология». Нужно сказать, что меня смутил термин «квантовая космология». Это что-то вроде «деревянной лошадки» - качаться на ней можно, но только на определенном уровне развития. Ну, ладно, кликнул я на эту «квантовую космологию» – и получил интересное во многих смыслах сообщение: «You are not endorsed for this archive». То есть мне запрещено размещать статьи в данной рубрике. Вспомнил, что по этой тематике я уже пробовал разместить статью 2016 года – тоже уже после опубликования в MNRAS. Модератору - наверняка, «квантовому космологу», не понравилась эта статья – он затормозил её размещение (поставил “on hold”) и отправил на рецензию. Потом эта анонимная писулька от «крупного специалиста» была подброшена в редакцию журнала. Попытка сорвать публикацию не удалась, поэтому «эксперт-модератор», скрипя зубами, разблокировал появление статьи в архиве, но перевел её в менее престижный раздел «общей физики» - и, как сейчас понятно, вообще заблокировал ЛЮБЫЕ МОИ БУДУЩИЕ СТАТЬИ от размещения в космологическом разделе. Какой прелестный идиот. Именно в этом разделе gr-gc поляки опубликовали две критические (и, как я не раз показывал, малограмотные и не попадающие в цель) статьи против нашей работы 2016 года. Меня спрашивал народ – собираемся ли мы писать ответ полякам? А где? Они посылали свою критику в MNRAS – и если бы она была опубликована, то мы бы ответили – и сокрушительно. Но рецензенты не пропустили этот лепет в печать. А в космологическом архиве, где были размещены критические опусы полонских джентльменов, ответить невозможно, потому что на нас там наложены санкции – только за то, что мы опубликовали в MNRAS статью, которая не понравилась модератору! Обижаюсь ли я? Конечно, нет. Ведь на костер больше не посылают – спасибо демократии. Да и как можно обижаться на человека, который гордо скачет на деревянной лошадке? Как писатель, я просто в восторге, потому как ситуация доходчиво демонстрирует уровень научной этики и допустимый уровень дискуссионности, которые сложились в «квантовой космологии».

Тогда я выбрал отдел «астрофизика» с подразделом «космология и внегалактическая астрономия» - и отправил статью туда. Робот бодро мне сообщил, что она должна выйти в среду вечером. Но, так как моё имя уже попало в «чёрный список», программа-сторож и/или сам модератор снова поставили статью на «hold», где она по сей день и пребывает. Если (и когда) статья, опубликованная в главном журнале Королевского общества, будет удостоена чести быть размещенной в архиве второсортного университета, где в тот же день в космологическом разделе были опубликованы статьи про реинкарнацию эфира и про расход авиатоплива – я дам вам знать.

Конечно, модераторов астропиэйча окрыляет анонимность. Никто из них не посмеет вступить в открытую полемику, я прекрасно знаю западные нравы в науке. Как правило, подобно скунсам, они гадят в темноте. Занятие псевдонаукой, которая почти совсем как наука, но непосредственного отношения к реальности не имеет, видимо, приводит к каким-то внутренним конфликтам и моральным деградациям. Меня в этой истории удивляет только следующее – почему они окрысились именно на нашу статью? Ведь каждый год публикуется около тысячи теоретических статей про инфляционную и прочую космологию, которые, как правило, не стоят бумаги, на которой они напечатаны. Эти работы, написанные в рамках сотни различных научных моделей и обещающие решения всего и вся, благополучно проходят все барьеры. Почему наша статья, написанная в консервативных рамках ОТО, застряла и вызвала столь бурную реакцию отторжения? Конечно, можно предположить, что инопланетяне (или пришельцы из будущего) среди нас – и они, согласно Стругацким и «Миллиарду лет до конца света», отслеживают всё научные ростки и выпалывают их, но против этой гипотезы выступает низкая эффективность действий этих суперменов. Скорее, у квантовых людей разработаны какие-то признаки/коды «свой-чужой», которых мы не знаем. Вот зомби, тоже псевдожизнь. Согласно киносвидетельствам, они не грызут друг друга, но сразу бросаются на всех живых, которые появляются среди них. Как-то чуют, проклятые.

Так как книжка про мои персональные научные приключения находится в процессе неспешного писания, то, конечно, все перипетии вокруг космологических работ будут там описаны, включая неадекватные реакции российских космологов. Эта непонятная высокомерная распальцовка – «фигня!» (при том, что у квантовой космологии беда с наблюдательными подтверждениями и совсем плохо с теоретическими предсказаниями, да и просто с вычислениями – той же космологической постоянной). Нарушением всех научных канонов является и слепое доверие к польским интернетным опусам и не менее слепое недоверие к работам, опубликованным в реферируемых журналах мирового уровня (речь не только о наших работах, ведь метрику с переменной массой, на которую нападают интернетные поляки, получил в MNRAS 2003 года более внятный поляк Кутчера).

Ребята, вы что-то крупно не догоняете. Это нужно не мне, это нужно именно вам. В ведущем астрономическом журнале опубликовано две статьи, в которых показано, что последние 30 лет развития так называемой «квантовой космологии» с её антигравитационными инфлантонами и отрицательными вакуумными давлениями – это абсолютный тупик. Математически строго доказано, что есть трактовка ОТО, которая приводит к красивым решениям и для Большого Взрыва, и для ускорения Вселенной. Насколько вы лично увязли в квантовой космологии – вам виднее, но, начиная с весны 2018, включился счетчик времени, которые будет показывать уже не старые ошибки (все могут ошибаться, особенно в компании), а вашу текущую научную дееспособность - не по зарплате и должности, а по гамбургскому счету.

Что будет, если я и Александр Васильков ошибаемся в этих двух работах? Что у нас есть какая-то фундаментальная ошибка в расчетах или в начальных посылках? Да ничего не будет. Теоретики имеют право на ошибку, если бы их расстреливали за них, то никто бы туда работать не пошел – или быстро бы «выбыл» из игры. Мы с Сашей взгрустнём, но у нас у каждого по сотне научных статей, так что это будет вполне приемлемый процент ошибок.

Что будет, если мы правы? Тогда это будет самое катастрофическое падение целой научной области за последние сто лет – и крушение многих личных карьер. Тогда ваши дети и внуки, историки и студенты, жены и налогоплательщики – будут ходить, дергать вас за рукав и спрашивать: «Как же так случилось? Папа (…дедушка, профессор, дорогой…) почему все кругом говорят, что ты – бип-бип?» По коридору возле моего кабинета бродит человек, который сорок лет назад упустил верную Нобелевскую премию, причем он её упустил не только для себя, а для всего НАСА, чьи данные он слишком долго жевал – и его обогнали более смелые британцы, у которых никаких спутников не было. Все знают, что он упустил, и он это тоже знает – и вот уже сорок лет он оправдывается в статьях и докладах. Жалкое зрелище. Лучше не тормозить!

Даже небольшой шанс того, что мы правы, требует дискуссии и анализа. Если мы не правы, то пусть нас раскатают в тонкий блин и все дела, для профессионалов это должно быть раз плюнуть. Я, будучи экспертом в физике планетных колец, быстро и в одиночку раскатал псевдокоманду профессора Бриллиантова и К., которая с большим шумом повторила «Икарусную» статью Лонгаретти, только 30 лет спустя и на гораздо более низком уровне.

Что, если мы правы? Ведь, кроме растрачиваемых впустую тысяч человеко-лет, речь идёт и о сотнях миллионах долларов налогоплательщиков, которые ежегодно тратятся в мире на поиск элементарных частиц темной материи и дорогостоящее изучение прочих экзотических компонент Вселенной. Если мы правы, то все люди доброй воли и не злого ума должны энергично броситься исправлять свои ошибки, переориентировать студентов и т.д. Это будет означать, что я, как ученый, не зря потратил несколько лет своей жизни.

Если же наши научные и математические аргументы совершат упругий отскок от космологических лбов - и все останется на ближайшие годы на уровне высокомерных хмыканий, то это будет означать, что в псевдо-квантовой космологии есть только псевдо-жизнь. И это будет прекрасный материал для меня, как писателя.
krym

«Юпитер-Челябинск»: начало романа

Библионочь для моих друзей: начало новой НФ-книги. Заодно "иллюстрация" к предыдущему посту о новой серии познавательной фантастики.

«Юпитер-Челябинск», Ник. Горькавый

Глава 1. Система Юпитера, 15 января 2252 года, 18:09 по Гринвичу

Светлый шар Европы походил на огромное страусиное яйцо, которое безумный гигант колотил до тех пор, пока оно не покрылось многочисленными трещинами. Под конец великан-психопат вытащил револьвер чудовищных размеров и несколько раз выстрелил в злополучное яйцо, оставив в нём круглые дырки кратеров. Эта потрескавшаяся и продырявленная сфера заполняла сейчас половину носового иллюминатора корабля-курьера «Скользящего».
До сближения ещё оставалось время – и Джер перевёл взгляд на полосато-цветной шар Юпитера, висящий сбоку от Европы. Бока бога-громовержца были изрисованы спиралями и волнами атмосферных течений, отчего олимпиец Юпитер слегка напоминал несолидно татуированного индейского божка. Огромная оранжевая планета недобро следила за крошечным корабликом своими атмосферными эллиптическими вихрями-глазами.

Джер впервые доставлял посылку в систему Юпитера. Собственно, тут некому было доставлять: возле Юпитера никто не жил. Слишком далеко от Земли, слишком высокая радиация из-за частиц солнечного ветра, пойманных мощной магнитосферой планеты-гиганта и лихорадочно мечущихся по спиралям вдоль силовых линий. Но приказ есть приказ: Джера внезапно сдернули с привычных астероидных трасс и велели двигаться на максимальном ускорении к юпитерианскому спутнику с земным названием Европа. Обещали хорошие премиальные, если Джер как можно быстрее доставит посылку – огромный металлический ящик с неизвестным ему, но очень ценным и хрупким содержимым. Если же груз не будет доставлен в срок… - на угрозы начальство тоже не поскупилось.
Джер старался, шёл всю дорогу на четырех «же», выдохся как бобик, но успел. И корабль не подвёл – даже электроника по левому борту не закапризничала, как обычно. Джер любил свой курьер, этот межпланетный скоростной кузнечик: он был его домом, работой и жизнью. Эффектная фотография «Скользящего», который, сверкая никелированными плоскостями, снижался над красноватым полем марсианского космодрома, всегда висела над пультом управления.

Мелодичный девичий голос сказал:
- Джер, приготовься к ручной посадке.
Он не поверил своим ушам:
- Здесь нет диспетчера посадок?
Девичий голос подтвердил:
- Да, и не было никогда.
- В такую дыру мы ещё никогда не прилетали, Энн!
- Всё когда-нибудь бывает впервые, милый Джер! Я, конечно, готова сама состыковаться, но, по правилам, при отсутствии диспетчера посадок, ты отвечаешь за приземление.
- Ладно, это чистая формальность! – махнул рукой Джер. – Найди, где тут можно причалить, и садись.

Поверхность Европы приблизилась, и на её сияющем боку показалась станция – нагромождение непонятных конусов, кубов и полусфер. На куполах были видны следы метеоритных ударов (постарался великан!) и не было видно признаков ремонта. Сторона одного куба оказалась разворочена сильным взрывом.
- Полная разруха - тут явно никто не живёт! – воскликнул Джер.
- Да, но сейчас здесь работает маленькая экспедиция Института астрофизических проблем. Мы доставляем посылку её начальнику - профессору Мамаеву. Я уже послала ему сообщение. Нас встретят.
- Где они тут поселились?
- Не знаю, но выбора в месте посадки у нас нет: главный универсальный шлюз занят экспедиционным кораблём, остальные шлюзы для нас слишком велики, поэтому будем причаливать на краю базы. Возле купола обсерватории есть подходящий для нас малый переходник.

Энн медленно подруливала к найденному шлюзу, спрятанному в густой тени от большого купола, а Джер внимательно за ней следил, готовый в любой момент перехватить управление. Правила всё-таки.
Вблизи следы станционной разрухи стали ещё заметнее, да и посадочный модуль, изъеденный временем и метеоритами, не внушал доверия. Но Энн сумела вытянуть хобот выдвижного шлюза и плотно обхватить кольцо причального колодца, торчащего посреди бетонной площадки. Она ещё немного повозилась, проклеивая стык, а потом доложила:
- Все в порядке, атмосфера на станции есть, так что можно дышать без скафандра. Но взять его с собой, конечно, надо.
- Конечно! – ворчливо заметил Джер. – Правила!
Он расправил помятую униформу пилота, взвалил на одно плечо рюкзак со скафандром, а на другое - сумку с личными вещами и служебными документами, и подошёл к люку. Гравитация на Европе была слабой, но позволяла ходить, а не летать вприпрыжку.

Люк с лязганьем открылся, и Джер вывалился в приёмный тоннель. Он летел до пола так долго, что успел рассмотреть ржавые стены посадочного шлюза, а также кучи камней и мусора, которые виднелись тут и там в коридорах станции.
Джер спружинил ногами и выпрямился. Магнитные подошвы держали прочно, несмотря на густую пыль, покрывавшую пол. Над головой горели тусклые лампы, видимо, Энн сумела с кем-то договориться, и их включили.
Джер чувствовал себя как герой космической оперы, который попал на заброшенную планету. На таких станциях-призраках он ещё не бывал. В какую сторону надо идти, чтобы найти экспедицию профессора Мамаева?

От места, где стоял в растерянности Джер, шло четыре коридора. Свет горел в двух из них, а два терялись в темноте. Джер включил фонарик и посветил сначала в один тёмный ход, потом - в другой. В одном виднелись какие-то высокие ящики, во втором громоздились куски льда, вывалившиеся из разорванной стены. Остро пахло какой-то химией, камнем и ржавчиной. Несмотря на включенный на полную мощность подогрев униформенного комбинезона, было очень холодно, неуютно, даже жутковато. Дыхание сразу превращалось в пар, который не спеша расплывался вокруг.
- Энн, ты говорила, что нас ждут! – крикнул Джер. – И где эти встречающие?
Энн насмешливо сказала сверху:
- Держись, Джер, помощь уже в пути!
- Язва, - проворчал Джер, настороженно водя глазами за быстро мечущимся лучом фонарика. Но Энн оказалась права: в одном из освещённых коридоров послышались торопливые шаги – и в конце показалась невысокая девичья фигура.

Девушка шла по коридору - и тусклые лампы на потолке поочередно освещали её лицо. Это лицо испытывало удивительные превращения: оно входило в круг света юным, потом на нём появлялись тени, которые его быстро старили, пока оно совсем не терялось в сумраке между двух ламп. Но в новом круге света это лицо становилось снова молодым и красивым – и его черты с очередным мгновением и с каждой новой лампой становились всё ближе и понятнее.
Через несколько секунд перед Джером появилась девчонка в обтягивающем чёрном комбинезоне, с изрядно испачканным правым рукавом.
Джер очнулся и задышал.

- Привет! – сказала девчонка. – Меня зовут Николетта! Я не знала, что вы так далеко причалитесь.
«Почему-то я так и думал, что здесь меня встретит не обычные Том или Джек, а какая-нибудь Джеральдина или Николетта. У меня снова богатенькие клиенты!» - подумал пилот.
- Здравствуйте, мэм. Я - Джер, курьер номер 619, – ответил он, следуя всемогущим и вездесущим правилам.
Collapse )
krym

Знакомьтесь: Дмитрий Никулушкин из Ульяновска - иллюстратор "Астровитянки"

Как вам нравится такая Никки?

Я просто в восторге! Её создал замечательный художник Дмитрий Никулушкин из Ульяновска, который стал иллюстратором пятого издания Астровитянки.
https://www.comicsnews.org/author/nikls
Вот здесь - в конце первой страницы - ещё три рисунка для Астровитянки, а на второй странице - еще восемь.
http://illustrators.ru/users/id59861?page=1
Видно, что художник прочитал книгу и проникся её духом.
Шикарное будет издание, открывающее целую новую серию "Астрели" про космические приключения! Вот с умом приложиться мультипликаторам или кинематографистам - можно было бы сделать культовую героиню типа Алисы Селезнёвой.
krym

Антигравитационный переполох

В моем ЖЖ и на сайте http://scientific.ru/society/index.php/topic,1950.0.html
развернулась дискуссия вокруг антигравитации, в основном критического плана, возглавляемая д.ф-м.н. Павлом Ивановым. Хочу немного систематизировать этот переполох. Основных возражений было выдвинуто два: 1. противоречие с теоремой Биркгофа, 2. рассматриваемый эффект будет второго порядка малости. Насчет теоремы Биркгофа я спорил, спорил, но тут пришёл Sy_Borg и очень помог, четко расставив все по полкам и раздав всем сестрам по серьгам. Так что в этом вопросе я просто его цитирую, всецело присоединяясь.

1. Про теорему Биркгофа

П.Иванов, поддерживаемый Wood_morr
«1) Есть известная теорема Биркгофа, которая говорит, что пустое сферически-симметричное пространство-время точно описывается метрикой Шварцшильда, похоже Ваши утверждения ей противоречат.
2) В сферически-симметричном случае излучение и распространение гравитационных волн отсутствует!»

Sy_Borg
Вы с Ивановым путаете необходимое и достаточное условия теоремы Биркгофа. Всё ровно наоборот. Если бы всё было *строго* сферически симметрично, то по теореме Биркгофа гравитационных волн (как и каких либо иных волн, любого излучения) не было бы вообще, и следовательно убыль гравитационной массы была бы невозможна. В статье же рассматривается гравитационное излучение сливающихся черных дыр, т.е. LIGO-объектов, которые по теореме Биркгофа не могут быть сферически симметричными объектами, и они таковыми не являются - теорема Биркгофа выполняется, а не нарушается, как вам и Иванову кажется.

Wood_morr
"Что касается теоремы Биркгофа - так авторы и ищут строго сферически симметричное решение, и уравнение, которое они решают, ничего про несферические ГВ не знает. В уравнении и в решении все сферически симметрично и поэтому должно получиться стационарно."

Sy_Borg
То, о чем вы говорите, очень похоже на правду (возможно это и вводит в заблуждение), но это не совсем так. Уравнение знает про несферичность - несферичность входит в уравнения через M(t). Оно же дает нестационарность автоматически. M(t) берется из других модельных предположений, которые предполагаю конкретный механизм возникновения нестационарной массы - ГВ излучатели, которые, среди прочего, нарушают сферическую симмтрию. Уравнение же знает об этой нарушенной симметрии лишь только через M(t), в остальном всё симметрично (поэтому система названа квази-симметричной, т.е. почти симметричной), что и вводит в заблуждение, создавая иллюзию достаточного условия теоремы Биркгофа.

Модель же в которой справедлива теорема Биркгофа - это другая модель, она содержит другие предположения, а именно - строгую сферическую симметрию. В модели теоремы Биркгофа масса - эндогенный параметер, поведение которого определяется лишь сферической симметрией, и эта симметрия массу тут же консервирует (симметрии всегда что-то консервируют).

В модели, используемой в статье, масса это фактически экзогенный параметр. Авторы предполагают и включают в модель определенный механизм, обуславливающий M(t), что, строго говоря, делает массу в этой модели также эндогенным параметром, но механизм этот, иной чем в модели теоремы Биркгофа (кроме того, неспецифичный - масса может менятся иным способом, хотя если фотоны излучают гравволны, то механизм в конечном итоге только один), и главное - в уравнения гравполя M(t) входит как экзогенный параметр и именно поэтому в остальном симметричные уравнения "знают" о нарушении симметрии.

Единственное ограничение, которое накладывает теорема Биркгофа, это то, что механизм, обуславливающий M(t), несовместим со сферической симметрией, что соблюдается - излучатели, парные черные дыры, сферически несимметричны.

2. Про второй порядок малости

П. Иванов и wood_morr
«новый член, обсуждаемый авторами, пропорционален потере энергии системой излучающих тел и, стало быть, формально тоже является "эффектом второго порядка по величинам h_ik". "

Мой ответ.
Логика критиков такова: раз потеря массы системы вызвана гравитационными волнами, энергия которых пропорциональная квадрату возмущения метрики, то и потеря массы системы будет не линейным по возмущению метрики (как утверждают авторы статьи), а квадратичным эффектом, то есть очень малым. Давайте разберемся. У нас есть гравитирующая масса системы, которая для слабого поля дает линейное возмущение метрики. Мы обсуждаем такое сильное изменение массы системы, которое будет давать антигравитирующий член, сопоставимый с ньютоновским, то есть такого же порядка. Рассмотрим звезду, гравитационная масса которой утекает за счет электромагнитных волн. Важно ли нам, с точки зрения уменьшения общей массы, что энергия этой волны пропорциональна квадрату напряженности поля? Конечно, нет. Ведь изменение массы – это интеграл по времени, я могу иметь как угодно малые порции уменьшения энергии и как угодно зависящие от напряженности поля, но для меня важно – сколько суммарной энергии испускает звезда. Я всегда могу компенсировать малую энергию фотонов их количеством и получить очень быстрое падение общей массы. Обратное тоже верно – элементарный излучатель может быть как угодно нелинейным и сильным, но за счет редкости излучений и большого расстояния можно получить слабое и линейное интегральное поле. То есть, нет никакой прямой связи между квадратичностью (по метрике) гравволн возле отдельных излучателей и параметрами метрики вокруг грав.системы. Это очевидно и то, что обратное утверждают люди уровня доктора наук – это просто удивительно.
Но ошибаться может каждый, это нормальная ситуация, когда обсуждается новая тема. Меня больше всего заинтересовала в этой истории поразительная самоуверенность и Иванова и его собеседников с сайта scierific.ru. Для них «статья абсолютно неправильна» априори и является лишь поводом посокрушаться о глупости авторов и рецензентов. Теперь мне понятнее, почему при таком количестве гениев на квадратный метр, теоретическая космология находится в такой глубокой тёмной яме.
Итак, итоги второй недели антигравитационного полета: в стане майнстримных гравитационистов переполох, они уверены что работа- чушь, но при всём старании сколь-нибудь осмысленных и значимых аргументов выдвинуть не могут. Так что, полёт нормальный!

P.S. Дорогой Sy_Borg, спасибо за профессиональную помощь! Хотел бы узнать Ваше мнение о работе в целом – в том числе о её слабых или сомнительных местах.
krym

Ренессанс западной кинофантастики и экранизация «Астровитянки»

В мире наблюдается расцвет кинофантастики, причем активно развивается экранизация именно твёрдой научной фантастики, максимально достоверной.
Примеры: «Интерстеллар» (2014) с бюджетом 165 миллионов собрал 675. «Марсианин», вышедший в октябре 2015 года, с бюджетом 108 миллионов уже заработал 332 миллиона (на 26 окт - уже 385), причем этот фильм активно поддерживается НАСА – Мэтт Дэймон с актерами приглашается в JPL; НАСА устраивает в своих центрах выступление автора книги – и вообще относится к «Марсианину» с большим воодушевлением.
Взлёт космической фантастики охватывает, конечно, и сектор «космической оперы» – где свежие «Стражи Галактики» с бюджетом в 196 миллионов насшибали 774 миллионов. То есть, сборы типично в 3-4 раза больше бюджетов. Сравнительная неудача среди космических опер – это «Восхождение Юпитер» (с вялой героиней, моющей унитазы), который, выйдя в начале 2015 года с бюджетом 176 миллионов, собрал 184, но ещё может, если не заработать, то отбить затраченное.
Стоит отметить и такую социальную фантастику, как «Голодные игры» с молодой и независимой героиней – три фильма «Игр» с суммарным бюджетом в 333 миллионов собрали более 2.3 миллиарда долларов. Тренд на космическую фантастику сочетается с ростом производства фильмов для YA – молодых взрослых, 14-18 лет, причем без вампиров и зомби, которые уже поднадоели.

Частные космические компании, красивые картинки Плутона, астероидов и Марса с межпланетных станций и роботов – всё это поддерживает интерес к подлинно научной фантастике. Обитатели орбитальной станции носят костюмы героев космической фантастики и салютуют родному городу умершего актера «Звездного пути». В сентябре я был на встрече с итальянской астронавткой Самантой Кристофоретти - и спросил её: «Сыграла ли научная фантастика роль в вашем жизненном выборе?» Она ответила утвердительно: «Да, я большой фанат научной фантастики» - и с минуту с удовольствием рассказывала про космическую фантастику в космосе (вот она, на фото, отвечает на мой вопрос. На шее её висит брелок с цитатой из фантастики «Don’t panic”. Надо бы собраться и отдельно рассказать об этой интереснейшей встрече). Сейчас американские СМИ активно обсуждают – чего правильно угадали про 2015 год создатели фантастического фильма «Назад в будущее», отмечая, что фантастика часто не предсказывает будущее – она его творит, например, Стив Джобс был инспирирован на создание своих гаджетов научной фантастикой.
К сожалению, Россия выпала из этого тренда – тиражи фантастики падают, а на уровне зам. министра образования научная фантастика публично объявлена сатанизмом. Так как православной научной фантастики ещё не изобрели – и вряд ли изобретут, то в России, которая активировала рычаги (скорее, педали) религиозного управления массами, вряд ли можно ждать расцвета научной фантастики.

В этих обстоятельствах логично переориентировать попытки экранизации «Астровитянки» на западного кинопроизводителя. При поддержке добровольных спонсоров, за что я им искренне признателен, сейчас киносценарий первого фильма переводится на английский язык (для этого я сделал новую редакцию сценария). Основным переводчиком будет выпускник лондонской киношколы, редактуру возьмет на себя переводчик всей трилогии «Астровитянки», которая параллельно работает над третьей книгой. К Новому году перевод сценария будет закончен - и уже сейчас готовится почва для переговоров с голливудскими киношниками. Я раздумываю о налаживании кино-сотрудничества с НАСА (мне вроде и карты в руки…). В идеале – это будет сериал из 2-4 фильмов типа «Голодных игр» с похожей по духу героиней, только с такой же научной достоверностью, как в «Марсианине».
Хотя экранизация «Астровитянки» планируется на Западе (фильм пойдет по всему миру, конечно), российские инвесторы могут принять участие в проекте. Если у кого есть желание вложить в дело от 10 до 50 миллионов и удвоить или утроить вложение – дайте мне знать. Гарантии простые: если за фильм возьмется голливудская компания, которая вложит половину бюджета, то финансовая успешность фильма будет просчитана с максимальной надежностью.

Кто-нибудь скажет, что если я надеюсь через ЖЖ найти пятьдесят миллионов, то я просто сумасшедший. В ответ могу сказать, что мне жаль людей, который считают невозможным выпустить книгу поумнее, построить необычное здание или снять фильм понаучнее. Невозможное на 99% состоит из психологии, и только на 1% из физики.
Я могу привести пример невозможного. Сейчас самая сложная технология – это запуск космической ракеты. Поэтому практически невозможным – из-за дороговизны и высокой конкуренции проектов – является запуск своего космического научного спутника. «Своего» - в смысле такого, который бы нёс нужный именно тебе прибор. Флотилия «своих» спутников – это просто возведение невозможного в большую степень. По счастью, моя личная область невозможного умещается в нагрудном кармашке. Поэтому этой весной я, махровый теоретик, придумал идею нового лимбового сенсора – совершенно неожиданную, простую и очень полезную. Показал паре своих соавторов – народ поразился, заговорил об этом новом сенсоре – и вот спустя всего несколько месяцев НАСА выделила десятки тысяч долларов на проверку этой идеи. Создана группа из пяти человек, которая занимается изготовлением демонстрационной версии этого прибора для анализа атмосферного аэрозоля. Если тесты будут удачными, то это будет двойной кубсат, маленький спутник, и, в идеале, флотилия таких спутничков. Вот это – реальная фантастика!